Самая большая коллекция эротических рассказов и историй для взрослых
Добавлено: 09-04-2018
983 (+3)

Клещ

Жанр: Любовные рассказы, Эксклюзивный материал
28 минут
0 комментариев
В закладки
Александр Стрельцов


История эта случилась на одном из судов ВРХФ (Востокрыбхолодфлот) на заре Брежневской эпохи.

И хотя имена персонажей вымышлены, а некоторые подробности утеряны, но правдивость истории рассказанная однажды под рюмку джина без тоника в одном из портов Японии, знакомым капитаном, лично у меня, никогда не вызывала сомнений

Штурман малого плавания Иван Широков, сидя в автобусе «Владивосток-Находка» возвращался на свое судно из первого в своей жизни отпуска в подавленном настроении.

История, столь унылого настроения Ивана – проста, как советские три рубля.

Чуть больше года назад, Иван, свежеиспеченный выпускник ЛВИМУ (Ленинградское Высшее Инженерное Морское Училище) с такими же, как и он, выпускниками собрались в одном из ресторанов Питера отпраздновать свой первый рабочий диплом и погоны штурманов малого плавания!

Распределения в морские Управления необъятной Родины у каждого были на руках, и это была последняя совместная попойка бывших курсантов, сроднившихся, за последние пять с половиной лет учебы.

Вечеринка выдалась на славу! Пили за здоровье выпускников! Пили за здоровье преподавателей, коих пригласили в ресторан!

Гремела музыка и бывшие курсанты, одетые по этому случаю в новые короткие куртки «штурманки» с погонами, и белоснежные сорочки и черные галстуки, лихо отплясывали после третьей рюмки кто как мог.

Никто и не заметил, как во время одного из быстрых танцев, из соседнего зала впорхнула группа девчат, которые были тут же разобраны на следующий медленный танец.

Девчата отмечали день рождение подруги, с которой они работали вместе на одной из фабрик Ленинграда.

Иван не отличался особой храбростью в отношении женского пола, а посему подошел к «выпускному балу» в большую жизнь абсолютным, стопроцентным девственником.

Воспитан он был матерью в строгих традициях и никогда не смотрел на девушек, как на объект легких побед.

Иван скучал сидя за столом, пока его друзья танцевали (танцевать он не умел), когда его пригласила на медленный танец симпатичная, круглолицая, с копной огненно рыжих волос девушка.

Он никогда не держал девушку за талию, и вообще это был первый в его жизни танец.

Его бросало то в горячий, то в холодный пот, когда девушка заглядывала ему в глаза и что-то спрашивала от души, заразительно смеялась.

Девушка, как бы невзначай прижималась к нему своей высокой грудью, чем приводила слегка выпившего Ивана в состояние прострации.

С этого момента, наш Иван, дипломированный судоводитель с высшим образованием, легко находивший на небе любую звезду навигационного значения, и ориентирующийся в куче навигационных и общеобразовательных наук лучше, чем в материнской квартире, на кухне, неожиданно для себя – потерялся!

С этого момента он не помнил – ничего!

Не помнил, как провожал Галину ( так звали девушку) до общежития….

Не помнил жарких ее поцелуев…

Не помнил, как ловко она провела его в общежитие сквозь вахту…

Не помнил, как разбежались девчата из комнаты, в которой жила Галина, оставляя их одних…

Не помнил, как Галина оказалась в одной шелковой ночной сорочке, через которую просвечивалась прекрасной формы грудь.

Не помнил, как ловко и умело она сама раздела Ивана и помогла ему стать мужчиной…

Он опомнился только, от жаркого томного крика Галины, и осознал себя на вершине непередаваемого блаженства!

Он осознал себя мужчиной! И все, что ранее таилось и пряталось, а порою и изгонялось из тела и мыслей Ивана, моментально выплеснулось наружу! Как известно первый раз длительность не приветствуется…

У Ивана, как будто выросли крылья за спиною, и спала пелена с глаз. Он вдруг осознал, что ему нравится эта рыжеволосая молодая женщина, что ему приятно смотреть на ее наготу и покрывать ее поцелуями.

Не сомкнув глаз, при свете ночной лампы, они любили друг друга до изнеможения!

Ивана спас ранний апрельский рассвет! Решение было принято незамедлительно!

И Галине осталось лишь, принять предложение Ивана – стать его женой!

Молодые расписались через месяц. Иван уговорил работницу ЗАГСа зарегистрировать их без трехмесячного испытательного срока.

Еще раньше, он на свои сбережения от работы в штате судов на ежегодных практиках, снял комнату в коммуналке, на Невском, недалеко от Александро-Невской Лавры.

По утрам их будил мелодичный перезвон церковных колоколов. И не выспавшаяся Галина спешила на ближайшую остановку метро, что бы вовремя добраться до работы.

Иван, получивший распределение во Владивосток, до последнего оттягивал свой отъезд, но время, летевшее неумолимо заставляло подумывать об отъезде.

Медовый месяц пролетел, как одна короткая июньская белая ночь. Молодые решили, что как только Иван освоиться на новом месте работы, подзаработает денег и снимет жилье, Галина переедет к нему во Владивосток.

Экономя последние деньги, Иван поехал во Владивосток поездом. Душа и тело его рвались к молодой жене, и несколько раз в пути он собирался сойти с поезда, плюнуть на распределение и вернуться в Ленинград. Но здравый смысл гнал его вперед, на восток, навстречу неизведанному.

Во Владивостоке Иван довольно быстро сдал аттестацию, прошел необходимые инструктажи и был направлен третьим помощником капитана на теплоход «Индигирка», готовившийся к выходу в рейс после планового ремонта в Первомайском Судоремонтном Заводе.

Город ему понравился. Стояла середина июня. Во всех дворах частного сектора в районе мыса Чуркина цвела серень и акация. В рыбном порту, сменяя, друг друга швартовались под выгрузку многотоннажные рефрижераторы. Вся территория, примыкающая к рыбному порту была пропитана запахом соленой рыбы и тузлука.

Иван быстро влился в экипаж т/х «Индигирка», но не забывал каждый приход в порт Владивосток или Находка отсылать письма и переводы Галине. Так прошло около года. Письма от Галины стали приходить все реже, а содержание писем становилось все суше.

Сердце Ивана чуяло неладное, а тут еще злые языки старших товарищей…. Он старался не обращать на них внимание. Но однажды, в очередной заход в порт, Иван подал заявление на отпуск, сдал дела и вылетел в Питер ближайшим самолетом.

На съемную квартиру Иван подъехал на такси сразу после полуночи, сердце его радостно стучало от предстоящей встречи.

Он открыл общую дверь своими ключами, и на цыпочках подкравшись, к своей двери аккуратно вставил ключ в замочную скважину. Ему очень хотелось сделать жене сюрприз. Незаметно войти в комнату, раздеться, и нырнув в кровать обнять жену….

Если бы Иван послушал совет старших товарищей не появляться дома без предупреждения! Возможно, не было бы столько разводов в морских семьях…

Одним словом, ключ нехотя повернулся, Иван проскользнул в комнату, и было, уже приготовился раздеться, как до его ушей донесся явно не женский храп…

Это ошеломило Ивана настолько, что он немедленно щелкнул выключателем…

- Вернулся муж, а мы в прямом эфире! – Иван нашел в себе силы сострить. Где-то в глубине души, он был готов к подобному повороту событий.

Галина, в отличие от жанра, предусмотренного таким случаем, не завизжала и не бросилась одеваться и оправдываться перед мужем. Она просто сидела на постели, выглядывала из-за плеча мужчины и громко, время от времени икала и смотрела на Ивана.

У входа в комнату, стоял совсем не тот юнец, которого она провожала на Московском вокзале год назад. Взгляд его излучал спокойствие и уверенность в себе. Плечи его раздались, и что-то неумолимо мужественное появилось в его осанке и спокойном голосе.

-Вернусь к девяти утра! Будь готова! И паспорт возьми! Пойдем к нотариусу! Оформим мое согласие на развод и доверенность! – произнес Иван таким обыденным, в тоже время, командным, не терпящим возражения тоном, что даже у мужика, сидевшего в трусах на кровати, свело живот и ему нестерпимо захотелось на унитаз.

Не будем утомлять читателя дальнейшим поворотом событий произошедших в этот день.

Скажем только, что уже вечером Иван сел на ночной московский поезд и поехал к матери, живущей у старшей дочери в Подмосковье, где и решил провести остаток отпуска, делая мужскую работу по дому и на огороде.

Пару раз, Иван ходил с утра на почту и заказывал разговор с отделом кадров Управления ВРХФ, с просьбой отозвать его из отпуска

И однажды, инспектор зачитал ему радиограмму капитана, что бы кадры выдали Ивану Широкову направление на аттестацию на второго помощника капитана и затем направили обратно на «Индигирку». Судно полагает быть в порту Находка в середине июня.

Иван, впервые, за последнее время, пришел в хорошее расположение духа, наскоро собрался, расцеловал мать и сестру и на следующий день уже летел на самолете во Владивосток.

Суета при прохождении медкомиссии и аттестации, немного отвлекли Ивана от грустных мыслей, регулярно возвращавших его к событию в Ленинграде.

Он твердо решил выкинуть имя и образ Галины из своей памяти и жизни.

Нет! Он не возненавидел женщин, нет! Он просто отводил глаза от привлекательных женщин, коих было великое множество в портовом городе, или смотрел сквозь них, как смотрят сквозь витрину. И как говорят в народе – замкнулся в себе.

И вот теперь, сидя в автобусе, он не обратил ни малейшего внимания на юную особу, весьма привлекательной наружности, с тонкими артистичными пальцами, севшую в автобус перед самым отправлением, и подсевшую к Ивану на свободное место.

Девушка не лезла к Ивану с расспросами и время от времени перелистовала сборники нотных тетрадей..

Автобус уже миновал добрую половину пути до Находки, как вдруг, мотор его взвыл пониженной передачей, затрясся мелкой дрожью и заглох.

Шофер, чертыхаясь выскочил из кабины и побежал открывать моторный отсек в задней части автобуса.

Дорога была пустынна. И только буйство зелени леса, по обе стороны дороги радовало глаз.

- Какая же у вас красивая природа! – толи утвердительно, толи вопросительно, впервые за всю дорогу произнесла девушка.

Ее голос ударил по слуху Ивана, серебряными колокольчиками.

-Ремень вентилятора полетел! Запасного нет! И мотор перегрелся! Будем пока загорать! Скоро встречный, из Находки должен пройти! Повезет, разживусь у него! А пока!

Мальчики направо! Девочки налево! Но будьте осторожны! Сезон клещей! В прошлом году механика из нашего гаража, уже в августе укусил. Энцефалитный! До сих пор под себя ходит!- скороговоркой, довел безрадостную информацию до пассажиров шофер.

Пассажиры потянулись на выход из автобуса. Нашлись и желающие уединиться в ближайших кустиках.

- А, что за клещ такой? Энцефалитный? И как он выглядит? – вновь зазвучали колокольчики, обращаясь к Ивану.

-Клопа домашнего, когда нибудь видели? – не поворачивая головы к спутнице, произнес Иван.

-Видела! – звякнул в очередной раз колокольчик

-Такая же гадость, только мельче и в сто раз опасней. Передает кучу очень опасных заболеваний для человека, в том числе и энцефалит! – не глядя в округлившиеся от испуга, голубые глаза незнакомки, Иван встал со своего места, давая понять, что собрался на выход.

Приятно пройти по обочине дороги и размять ноги после многочасового сидения в автобусе.

Иван отходит метров на тридцать от автобуса, и, заправив брюки в носки, перепрыгивает через кювет. Он шагает к огромной пихте, растущей неподалеку, и старательно обходит кусты.

Выйдя обратно на дорогу, он тщательно стряхивает с брюк колючки и мелкий растительный мусор, внимательно осматривает их на предмет клещей, и только потом достает брючины из носков.

-Береженного бог бережет – произносит про себя он и краем глаза замечает, как его хрупкая спутница бродит по противоположной стороне дороги в надежде найти подходящее место, что бы форсировать, заросший кустами сырой кювет.

Только сейчас он обратил внимание, что она одета в шелковое, цветастое с пояском платье и легкие босоножки поверх белых носочек.

-Куда ее черт понес? Ведь, сейчас завязнет по колено в этом кювете!- только успел подумать Иван, как девушка, приподняв платье чуть повыше колен, оттолкнулась от дороги и грациозно, как это делают балерины в театре, перемахнула кювет и, не оглядываясь на застывших в изумлении пассажиров автобуса, углубилась в лес.

-Фу!- непроизвольно выдохнул Иван и перешел на другую сторону дороги присмотреть более безопасную переправу для девушки, пока она ищет уединения в лесу.

Он довольно быстро нашел место поуже, метрах в десяти от того места, где девушка перемахнула кювет, и расставив свои ноги циркулем стал дожидаться ее появления.

- Здесь вам будет удобнее!- крикнул он ей, когда она появилась из леса.

- Спасибо! А то я сомневалась, что перепрыгну! Земля сырая на этой стороне! Не оттолкнешься, как следует!- девушка с благодарностью посмотрела на Ивана, протянула ему руку и легко перемахнула овражек кювета.

- Людмила! – зазвучал колокольчик ее голоса, и девушка протянула Ивану руку с такой непосредственностью, что Иван смутился.

-Иван! – пожал он, невесомую руку спутницы и не глядя более на нее, последовал к автобусу.

Только у второго или третьего автобуса, остановившегося около сломанного коллеги, нашелся нужный ремень.

Иван, опять ушел в себя и только с нетерпением поглядывал на часы. Отход «Индигирки» был запланирован сегодня вечером, а уже минуло шестнадцать часов. Еще одна такая поломка, и он опоздает к отходу из порта.

Девушка, словно почувствовала отрешенность Ивана, даже не пыталась с ним заговорить, и так же, как Иван посматривала на свои маленькие часики.

Автобус пришел на автостанцию Находки с опозданием на час сорок.

-Вы не подскажите?- ожили колокольчики. – В какую сторону мне ехать, до остановки «Рыбный порт»?

- Нам по пути! Держитесь за мной! Вы, что первый раз в Находке? – Иван пристально посмотрел девушке в глаза, пытаясь угадать, какой еще сюрприз ждать от нее.

-Только не отставайте! Я пойду быстро! Я опаздываю на работу! – пытаясь унять в голосе раздражение, Иван стал пробираться к выходу.

- Я быстро не могу! У меня сумка в багажном отделении автобуса! – колокольчики зазвучали на полтона ниже, выдавая обиженную интонацию.

- Которая ваша? – спрашивает он, с плохо скрываемым раздражением, когда водитель открывает багажное отделение.

-Не надо! Я сама понесу! – колокольчики звучат на гордой ноте.

Иван меряет взглядом попутчицу, больше смахивающую на ученицу девятого класса и ее сумку и, не раздумывая, вырывает ее из рук девушки.

-Нам туда! – Иван почти бегом пересекает дорогу в направлении автобусной остановки.

Рядом с остановкой общественного транспорта, скучает одинокое такси.

Людмила подбегает к таксисту и через минуту машет рукою Ивану.

- Нас подвезут! За рубль! – радостно звенит колокольчик!

Иван помогает поставить сумку и багажник и, дождавшись, пока Людмила сядет на заднее сиденье, сует рубль водителю и шепчет: – Трогай! И довези куда надо!-

Он облегченно вздыхает, когда такси начинает движение, но голубые глаза Людмилы, смотрят сквозь заднее стекло машины с таким непониманием и обидой, что на груди у Ивана что-то нестерпимо зачесалось. А в ушах, явственно зазвучал обиженный колокольчик Людмилы: - Зачем вы так? Зачем вы так?

Но что сделано, то сделано! Иван вскакивает в подошедший автобус, бросает свою небольшую дорожную сумку на сиденье полупустого городского автобуса и, расстегнув две верхних пуговицы своей сорочки, снимает у себя с груди, ползущего клеща.

-Вот, ведь, гад ползучий! – в сердцах произносит он, давя клеща между ногтей.

-Надо поскорее на судно! Принять душ, и осмотреть себя!- Иван знает случаи, когда клещи впивались в такие места, что не сразу и обнаружишь.

Сойдя на остановке « Рыбный Порт», Иван, дождавшись зеленного сигнала светофора, перебежал дорогу и через минуты предъявлял свой паспорт и направление на судно, охране, на проходной порта.

Выйдя через проходную на территорию порта, он с удивлением заметил знакомую фигуру Людмилы, медленно бредущую со своей сумкой в сторону причалов. Сумка, явно оттягивала ей руки, и Людмила каждые пять шагов останавливалась и брала сумку другой рукой.

Не в силах смотреть на мучения попутчицы, и подгоняемый угрызениями совести, Иван ускорил шаг и через пару минут, почти догнал Людмилу.

Его рот уже открылся, что бы предложить девушке поднести ее сумку, как вдруг, его глаза разглядели на тонкой, изящной шее девушки, прямо на уровне волос, взятых в тугой узел на затылке, клеща.

- Стоять! Замри! – непроизвольно скомандовал Иван.

Девушка от неожиданности ойкнула, выпустила сумку из рук и остолбенела не поворачивая головы.

-Осторожно! Людмила! Не поворачивайте голову! Я сниму с вас клеща! – уже обычным голосом произнес Иван и двумя пальцами правой руки, снял кровососущее с шеи онемевшей попутчицы.

-Извините, что напугал! Вот! Можете полюбоваться! – Иван перекладывает клеща в левую ладонь и подносит к лицу девушки. Все происходит так быстро, что Людмила не успевает ничего понять.

Только теперь до девушки доходит, что перед ней Иван, а не грабители, которые захотели отобрать ее сумку. Лицо девушки розовеет.

-Ой! Я, в самом деле, жутко испугалась! – звучит колокольчик ее голоса и она тянется, что бы рассмотреть клеща.

- В момент укуса, клещ вводит под кожу жертве свою слюну, которая обладает анестезирующим свойством. Поэтому, практически никто не чувствует момент присасывания. Он впивается в самые труднодоступные места! Торчит, только, брюшко, которое раздувается по мере насасывания кровью до размеров голубиного яйца! – рассказывает Иван и старательно пытается раздавить его между ногтями больших пальцев.

- Я с себя, в автобусе, тоже, снял одного! Простите! Людмила! А вы куда идете? Если не секрет? – расправившись с клещом, Иван подхватывает обе сумки.

-А вот! – девушка протягивает листок направления на судно.

-Направляется Кулишова Людмила Васильевна, на должность дневальной! На т/х «Индигирка»! Подпись, печать…- Иван смотрит на девушку с таким изумлением, что та, испуганно пятится от него.

-Пойдемте!- Обречено говорит Иван, вдруг осипшим голосом.

-Нам по пути! Провожу! А то вы, такими темпами, к отходу судна опоздаете! Еще почти километр шагать!- он, еще раз, бросает изумленный взгляд на повеселевшую девушку и задает темп шагам с учетом попутчицы.

-Людмила! Вы только сразу, как получите каюту, сходите сразу в душ и еще раз осмотрите себя на предмет клещей! Не нравится мне это! С себя снял! Вот теперь с вас!

А вы, тоже моряк? – звучит запыхавшийся колокольчик, где то за правым плечом Ивана.

Да! Тоже! Второй помощник на вашем судне! По странному стечению обстоятельств! – последняя фраза, звучит в его устах несколько обреченно.

-Странно! А я еще в автобусе подумала, что мы едем на одно судно! Вернее…как бы это сказать…- колокольчик стеснительно приумолк.

-Говорите как есть! Море любит правдивых людей! А впрочем, успеете еще сказать! Видите теплоход? Это и есть – «Индигирка» - кивает головой Иван, шагая вдоль причальной стенки, под замершими, огромными портальными кранами.

-Сначала к старпому! Не отставайте! – дождавшись, пока девушка, хватаясь двумя руками за поручни парадного трапа, поднимется на судно, Иван ведет ее за собой в надстройку.

-Принимай! Александр Иванович пополнение! – Иван крепко жмет руку старпому и выкладывает ему на стол свои документы.

-Сколько до отхода? Дела принять успею?

-Да какие там дела у ревизоров? ( прозвище вторых помощников на судах реф.флота) Пишущая машинка да «Феликс»! Беги, доложись капитану! Уже интересовался тобой!- по - приятельски подтолкнул старпом Ивана к выходу из каюты.

-Прошу! Проходите! Полагаю, вы - новая дневальная? Восемнадцать давно исполнилось? – лукавые глаза старпома, сразу определили молодость и неопытность вошедшей девушки.

-Двадцать мне уже! – по каюте старпома зазвучал перелив колокольчиков.

-Вы, похоже, музыкой или пением занимались? У нас в кают-компании пианино есть! Музицировать не возбраняется! В свободное от работы время! – старпом внимательно перелистал документы Людмилы.

- И тем, и тем занималась! И даже преподавала! Почти два года! – звучат колокольчики с гордыми нотками.

- И что? Плохо платят? Решили испытать себя в морях? – с долей иронии, спрашивает старпом.

-Не сошлась характером с директором музыкального училища! Врезала ему по лицу, что- бы руки не распускал.- колокольчики зазвенели на гордой ноте.

- И откуда вы, такая боевая, к нам пожаловали? – старпом прищурил глаз, пытаясь, по говору понять, откуда могла прибыть это голубоглазое чудо.

- Из Мелитополя! У нас, между прочим, тоже море есть! – старпом еле сдержался, что - бы не рассмеяться и не обидеть девушку.

- Хорошо! Документы у вас в порядке! Чего не скажешь об опыте! Но, да – ладно! Не боги горшки обжигали! Сейчас Вас проводят в вашу каюту, а списывающаяся дневальная покажет ваши объекты. Отход через пару часов!

- Коротков! – позвал он, проходивщего мимо каюты моряка.

- Проводи девушку в каюту дневальной!

-Палубной команде стоять по швартовому расписанию! На корме и баке принять буксиры! Списавшимся с судна и посторонним покинуть борт судна! Начальникам служб доложить о наличии людей на мостик! - ожили судовые динамики.

-Вниманию обслуживающего персонала! Начало ужина переносится на 20.00- Людмила посмотрела на свои часики, 19.20.

-Зря тарелки расставляли, и хлеб резали к 19.30 – девушка с благодарностью вспомнила Татьяну. Дневальную, сдавшую ей дела и за короткий срок объяснившую суть ее работы. Теперь она хозяйка в столовой рядового состава. От ее расторопности и доброжелательности зависит настроение экипажа.

Теплоход вздрогнул всем своим корпусом, и откуда-то изнутри появился мощный гул. Через несколько секунд гул и дрожь пропали.

-Отдать шпринги! Поднять трап! – прогремело с палубных динамиков

-Отдать продольные! Судно по- походному! – не унимались динамики, а Людмиле, в какой-то момент, показалось, что она слышит голос Ивана, докладывающий, что за кормой все чисто.

Для нее, все эти термины – пока тайна за семью печатями.

Теплоход накренился, и Людмила всем своим хрупким телом ощутила, что он движется. Палуба под ногами вздрогнула и выпрямилась. Где-то совсем рядом раздались ухающие, учащающиеся звуки и в раскрытые иллюминаторы столовой ворвался освежающий соленый ветерок.

Людмила поднялась двумя палубами выше и вышла на шлюпочную палубу. В лучах вечернего, летнего солнца раскинулась бухта Находка. Внизу, рядом с крышкой трюма стояла группа моряков и что - то оживленно рассказывала Ивану, одетому в морскую штурманскую куртку с погонами.

Иван, краем глаза заметил хрупкую фигурку девушки, но тактично не подал вида.

Судовое время 20.00 экипаж приглашается на ужин! Приятного аппетита – очередной раз прогремел динамик.

Только откормив ужином экипаж, и перемыв посуду, Людмила почувствовала, как она устала. Устала от этого длинного дня, от поездки на автобусе, от, не совсем приятных, оценивающих взглядов моряков, от ободряющих комментариев в свой адрес. Ей хотелось скорее в душ, и остаться наедине в своей маленькой каютке.

Поужинав, Иван заглянул в каюту старшего помощника перекинуться парой фраз.

- Ты, что сам дневальную в кадрах выбирал? Сложно ей будет! На! Посмотри ее санитарный паспорт!- старпом протянул Ивану тоненькую книжицу, формата небольшой записной книжки.

- Шутишь! Иваныч! Кто я такой, что бы выбирать? В автобусе вместе ехали из Владика!

А что с ней не так? – Иван наскоро перелистал санитарный паспорт.

- Посмотри в графе «гинеколог»! Видишь штамп – «VIRGO»! Это о чем ни – будь, тебе говорит?- на лице старпома расплылась недвусмысленная улыбка.

- А, что должно говорить? – Иван стал раздражаться.

-Астрономию, поди, изучал? Названия по латыни зубрил, небось?

-Созвездие «Virgo», созвездие «Девы»! Так, и Что? - выпалил раздраженный и не понимающий к чему клонит старпом, Иван.

-Дева она! Девственница! Иди, отдыхай! – выдохнул равнодушно старпом, удовлетворенный, что уел ревизора.

-Через три часа на ночную вахту! Надо вздремнуть пару часиков успеть! – с этими мыслями, Иван пошел в душ и несколько минут стоял неподвижно под теплой водой. Холодную воду он ненавидел. Она всегда вызывала у него такой дикий выброс адреналина, что он начинал издавать непроизвольные вопли.

-Теперь! В шконку! – только он расправил постель и собирался нырнуть под простынь, раздался телефонный звонок.

-Тре..второй помощник слушает! Ало!- и вдруг до Ивана дошло, что на другом конце телефона кто-то скулит тоненьким голосом. Он сразу узнал голос Людмилы

.

-Людмила? Ало? Ты чего плачешь? Что случилось?

- О-о-он вп-п-пился в меняя! – сдерживая рыдания, заикаясь, вполголоса прозвучал колокольчик ее голоса.

- Я не можу його витягнути! – от волнения и горя Людмила перешла на украинский.

-Ты откуда звонишь? – у Ивана, сон как рукой сняло.

- С кают- компании! Тут немає нікого! – продолжала всхлипывать Людмила.

- Стой там! Сейчас буду! – через минуту Иван вел всхлипывающую девушку, одетую в простой домашний халатик, к себе в каюту.

Объясни толком! И не переходи, пожалуйста, на украинский! Что случилось? Кого ты не можешь вытягнути? –

- Клещь впявся! Не можу його вытягнути! – Людмила, сидя на диванчике, и закрыв лицо руками, разрыдалась с такой силой, что окаменевшее за последнее время сердце Ивана -дрогнуло.

-Да не расстраивайся ты так! Энцефалитные встречаются очень редко! Сейчас вытащу! Смажем йодом! И делов то - куча! Показывай! Куда впился? – Ивану и в голову не пришло, что клещ впился в то место, которое стеснительной девушке показывать молодому человеку - неприлично.

В ответ раздались такие всхлипывания и еле сдерживаемые рыдания, что казалось, для девушки настал конец света.

-Так куда впился? – Иван начал подозревать худшее.

-Не скажуу! Стыднооо!- нараспев, не переставая рыдать, выдавила из себя девушка.

-Хорошо! Давай я буду говорить, а ты маши головой! И успокойся, а то весь экипаж на твои рыдания сбежится! – Иван налил из графина воды и протянул девушке.

-В грудь?- Людмила отрицательно замотала головой и отпила несколько глотков воды.

-В ягодицу? Нет! Между ягодиц? Нет!- перечислять осталось не так много мест и у Ивана непроизвольно покраснели уши.

-В ногу? Ближе к ээээ! В складку ноги? – он, наконец, подобрал нужное слово. И очередная порция плача, подтвердила его худшие предположения!

-Да не реви ты, пожалуйста! Не ты первая, не ты последняя такая! Лучше скажи, когда обнаружила? – Иван посмотрел на часы, висящие на переборке.

-Минут д-двадцать назад в д-душе! Пальцем нащуп-пала! – колокольчики продолжали всхлипывать, но уже без истерических ноток.

-Визуально разглядела? Глубоко впился? – продолжал с серьезным видом, допытываться Иван.

-Т-только через маленькое з-зеркальце в каюте! Т-так, не в-видно! – голос Людмилы перешел на шепот, а сама она покраснела, как рак.

-П-пыталась у девчонок п-попросить пинцет! Нет! Н-ни у кого! А ногтями у-ухватить не-е могу! Ногтей нет!- Иван посмотрел на тонкие, с коротко подстриженными ногтями пальцы девушки.

-М-может вы п-поможете мне пинцет р-раздобыть? Я, в-ведь никого на с-судне не з-знаю!

-Для чего пинцет просила у женщин, надеюсь, им не рассказала? А то, завтра весь экипаж знать будет!- Иван внимательно посмотрел ей в глаза!

-Нет! Нет! Что вы! Я только вас знаю! – Людмила, тяжко вздохнула.

- Хорошо! Я пошел искать пинцет! Надеюсь, старпом еще не лег отдыхать! Попрошу ключ от изолятора, пороюсь в медицинских инструментах! А ты! Хотя нет! Пошли вместе! Надо взять несколько грамм растительного масла на камбузе. – Иван достает из рундука стеклянную рюмку.

-Возвращайся ко мне в каюту, и пока я хожу за пинцетом, хорошенько намажь клеща маслом. Должен начать выбираться сам! – шепчет ей на ухо молодой человек, выходя из пустого камбуза.

Десять минут спустя, Иван возвращается в каюту с круглым, медицинским боксом, в котором позвякивают инструменты.

-Взял все! Что было! – они вместе начинают перебирать блестящие, угрожающего вида зажимы, скальпели, иголки и шприцы, но, увы, обыкновенного пинцета, каким обычно женщины выщипывают себе брови, места в этом хирургическом изобилии не нашлось. Головы их соприкасаются, и Иван ощущает тонкий аромат, исходящий от девушки.

Запах, настолько тонкий, но, в тоже время пьянящий, что молодой человек начинает непроизвольно, глубоко вбирать воздух через нос.

-Т-а-ак! Вариантов не много! - Иван, используя, силу воли, отстраняется от девушки.

-Первый вариант! Поднимаем буфетчицу и повариху и дальше они колдуют над тобой... – Людмила отрицательно замотала головой.

-Вариант второй! Ждем двадцать минут! Уже пятнадцать! Клещ, насколько я знаю, должен сам отпасть, потому, как растительное масло залепило ему дыхательные пути. А ему захочется вздохнуть!

-Третий вариант озвучу, если не оправдается надежда на второй! А пока я схожу в изолятор и отнесу эти инструменты для экзекуций! А ты, проверь! Может он уже стал выбираться? – Иван подает девушке круглое зеркало для бритья и выскальзывает из каюты.

-И у радистов нет пинцета!- Иван, прежде чем войти, деликатно постучал в дверь.

Унылое, заплаканное личико Людмилы опять горестно уткнулось в ладошки.

-Только не реветь! Мне час всего до вахты остался! Надо что-то делать!-

-Может, я попробую? – неуверенно промямлил Иван. И на всякий случай стал тщательно мыть руки.

-Я сте-е-есня-я-юсь! – тоненькими, истеричными колокольчиками запричитал голосочек девушки.

-Хорошо! Не начинай опять реветь! – строгим голосом сказал молодой человек и призадумался!

- Давай так! Выключим свет! А ты своей рукой, подведешь мой палец к клещу! Я постараюсь его вытащить! Небольшие ногти у меня есть! – набравшись духа, скороговоркой выпалил Иван.

--Я сте-е-есня-я-юсь! – истерические колокольчики зазвенели с новой силой!

-Глупая! Время идет! Он впивается все глубже! Не хочешь? Шагай к себе в каюту! – злость Ивана была напускной. Ему было искренне жаль девушку.

-Щелкнул выключатель настольной лампы. Людмила сама погасила его, и теперь молча, сидела на диване.

Иван подсел к ней и положил свою правую руку девушке на колено. От неожиданности, она вздрогнула так, словно ее пронзило током.

-Спокойно! Возьми мой указательный палец, сядь по удобней, и подведи его к клещу – несмотря на короткий срок супружеской жизни, Иван имел представление о физиологии женщины. Если клещ там, где представляет его он, то девушке необходимо, как минимум, широко раздвинуть ногу.

- Справа? Или слева? - молодой человек, старается быть, как можно деликатней.

-Спра-а-ава! – зубы девушки выбивают барабанную дробь.

-Значит! С моей стороны! В каюте темно! Не стесняйся! Я ничего не вижу! Отведи свою ногу в мою сторону, как можно шире и подбери халат! Мешает! – как заправский доктор, растягивая слова, произносит Иван.

-Так! Теперь я стану на колени перед тобой, а ты веди мой указательный палец к клещу!

Холодные от страха пальцы девушки, нащупали указательный палец Ивана и замерли.

-Я сте-е-есняю-ю-юсь! – прозвенели колокольчики, таким несчастными интонациями, что у Ивана стал ком в горле.

-Ты бы сейчас свою маму стеснялась? Ну, нет других вариантов! Закрой свои глаза, и представь, что я твоя – мама!

-Ничего себе мама? – в ее голосе появились колокольчики смеха, сквозь всхлипывания

-Да смелее! Это нужно не мне, извини! И вообще! Я был женат целый год! Так, что нет ничего такого, что я бы не знал или не видел снаружи женского организма! Не хочешь маму? Представь, что я – доктор! И мне необходимо осмотреть тебя и спасти тебе жизнь! – Иван начинал не на шутку злиться!

Людмила, слегка раздвинув ногу, стала осторожно продвигать палец Ивана. Рука ее тряслась мелкой дрожью, и в какой-то момент, большой палец молодого человека коснулся внутренней стороны бедра девушки, выше колена.

-Ой!- вскрикнула девушка и замерла. Дрожь в руках и теле ее неожиданно прекратились.

-Зачем вы меня т-трогаете за но-огу? – колокольчик ее голоса замер на совершенно незнакомой для Ивана ноте.

Может быть, от мелодичного голоса Людмилы, может быть, от прикосновения к неожиданно теплой и нежной коже на бедре девушки, молодой человек почувствовал такой прилив нежности к ней, что еле сдержался, что бы, не обнять ее, и не покрыть поцелуями с ног до головы. Он никогда не испытывал таких чувств, к своей бывшей жене.

-Я не нарочно! – произнес Иван с такой нежностью, что у девушки перехватило дыхание. Ей было удивительно приятно держать этого странного, еще совсем недавно – чужого ей человека, за палец, и ощущать прикосновение его руки к своему бедру. Это было совершенно неведомое ей доселе чувство.

-Людмила! – прошептал очень тихо Иван, боясь вспугнуть девушку.

- Давай продолжим! – эти слова прозвучали так нежно, и в то- же время, так заботливо, что девушка решилась медленно продолжить подводить палец Ивана к клещу. Несмотря на полную темноту, левой рукой, девушка, захватив подол халатика, целомудренно прикрывала белую полоску трусиков.

Наконец, палец молодого человека уперся в материю нижнего белья девушки. Он почувствовал, как она, пальцами левой руки потянула край материи на себя, освобождая место укуса. В то же момент, палец Ивана ощутил тонкие, шелковистые волосики и маленький бугорок брюшка клеща.

Тело девушки вздрогнуло. Она глубоко выдохнула, сопровождая выдох, едва заметным низким стоном, почти не различимым для уха. Плечи ее откинулись на диван, мышцы живота напряглись, непроизвольно пытаясь сдержать прилив крови вниз. Сознание затуманилось. Все ее тело, до этого, не знавшее прикосновения мужчины, стало наливаться какой-то бесстыдной истомой.

Клещ выбрал себе место, даже не в складке ноги, а гораздо ближе к …совсем рядом с нижней кромочкой «сливки».

Иван, осторожно, что бы, не вспугнуть Людмилу, нащупал пальцем, едва приметный бугорок брюшка клеща и, подключив большой палец руки, попытался ногтями ухватить и осторожно потянуть его на себя.

- Не получается! Слишком глубоко впился! – Иван убрал руку и включил свет.

Девушка сидела с закрытыми глазами, откинув голову назад с отрешенным видом. Красные мраморные пятна покрывали ее щеки и шею. Она даже не пошевельнулась, чтобы вновь прикрыть халатом, белый треугольник нижнего белья, сквозь который, явственно просматривались округлые губы…

Взглянув на часы, показывающие половину двенадцатого ночи, Иван решился на отчаянный шаг.

-Людмила! Ты можешь представить себе, что я твой муж?- произнес он ласково, беря девушку за руку и поцеловав ей пальцы.

Девушка вздрогнула и приоткрыла затуманенные глаза.

-Что со мной происходит? – прозвенели колокольчики очень тихо.

- Мы только что с тобой поженились, и мы не должны стесняться друг друга! Прошу тебя! Не стесняйся меня! Мне надо видеть этого клеща, что бы помочь тебе! – деликатно, гнул свою линию Иван.

-Какой же ты муж? Мы, даже ни разу не поцеловались? – в звучании колокольчиков, прослеживалось явное сожаление.

Иван, недолго думая, склонился над девушкой и, не решаясь сразу продемонстрировать свою опытность, ласково прикоснулся своими губами, к верхней, пухленькой губке Людмилы.

Уста ее дрогнули, грудь под халатиком приподнялась и обреченно опустилась, губы ее потянулись навстречу губам Ивана. Поцелуй их был, столь нежен и целомудрен, что если бы кто наблюдал за ними со стороны, ему показалось бы, что сами ангелы сошли с небес и кружат вокруг, охраняя покой этого поцелуя.

Прервал их поцелуй звонок телефона

.

-Это меня на вахту будят! – с сожалением сказал Иван, укладывая в угол дивана подушки, взятые с постели

.

- Приляг на них! И закрой глаза! Я твой муж, и я буду тебя ласкать и целовать! Я буду целовать тебя и возле клеща! А потом постараюсь вытащить его зубами! – с этими словами, молодой человек опустился на колени перед девушкой, осторожно развел ноги, уже не сопротивляющейся, обессиленной Людмилы и прильнул губами к внутренней стороне ее бедра, на уровне колена.

От тела Людмилы исходил такой нежно-дурманящий запах чистоты и карамели, что у Ивана закружилась голова.

Девушка вздрогнула от поцелуя, через все ее тело прошла мелкая дрожь, а уста издали еле уловимый, сдерживаемый неопытностью стон желания.

Услышав этот непроизвольный стон, Иван, до сих пор подавлявший в себе мужское начало, почувствовал, как он желает и безумно любит эту девушку, ворвавшуюся в его жизнь с эти нелепым клещом.

Продолжая покрывать поцелуями, бедро Людмилы, он осторожно, правой рукой отодвинул краешек белья девушки, что бы, как следует разглядеть и постараться вытащить клеща зубами.

Каково же было его изумление, когда, скосив глаза, он увидел, что клещ зашевелил лапками и подался назад.

Не переставая целовать бедро девушки, Иван ухватил клеща за брюшко и медленно потянул.

Нежная кожа, в месте укуса, слегка подалась вместе с клещем и, вдруг эластично вернулась на место.

Клещ остался в руке у молодого человека.

Наш герой, забыв, для чего он затеял эту игру, и что теперь необходимо обработать место укуса, потянулся к ранке губами и, прильнул таким нежным, и то же время страстным поцелуем, что организм девушки не выдержал…

Низ ее животика напрягся, сама она, слегка, приподнялась и в тот же момент, издав приглушенный, сладостный стон, рухнула без чувств обратно в подушки.

Ивану, с близкого расстояния, было видно, как на белом треугольнике ее белья, выступили «слезы счастья», а передаваемый только через подсознание, аромат ее лона смешался с запахом карамели…

Бросив клеща в рюмку с растительным маслом, Иван поднял бесчувственное тело Людмилы и переложил ее к себе на кровать.

- Я его вытащил! В масле плавает! – сказал тихо Иван, видя, что девушка, начала приходить в себя.

-Мне, на вахту пора! Извини! Но тебе лучше остаться до утра у меня!

В день отхода, всегда, находятся выпившие гусары, которые начнут ломиться в твою каюту! А здесь, никто не посмеет! – Иван нежно погладил девушку по щеке и, достав с полочки над раковиной бутылек с зеленкой, поставил его на письменный стол.

-Вату и спички найдешь в столе! Обработай место укуса, но не переусердствуй! Щипать будет! – с этими словами, Иван тихонько приоткрыл дверь, вышел и быстрым шагом направился на мостик. Часы показывали без одной минуты полночь.


Оцените этот эротический рассказ: доступно только для зарегистрированных пользователей

Выбери рассказ из своей любимой рубрики:

Вы можете стать нашим Автором и Добавить свой рассказ или историю.

Волшебное сочетание клавиш Ctrl+D и Enter, добавит этот рассказ в Закладки :)

^