Самая большая коллекция эротических рассказов и историй для взрослых
Добавлено: 10-04-2018
87 (+1)

Моя истерзанная плоть

45 минут
0 комментариев
В закладки
У меня было плохое настроение и страшная депрессия из за неудавшейся жизни и наступившего одиночества. Я сидела и в голову лезли всякие мысли и бредовые идеи. Просто не хотелось жить и я придумывала себе свой печальный конец, беря за основу свои жизненные ситуации, некоторые из них происходили со мной, а об остальном судите сами. Чем моя голова забита была в тот момент моей жизни:

Мои родители не просыхали и когда заканчивались деньги они искали, где бы что продать и купить поллитра. Мне было одиннадцать лет и всё это происходило на моих глазах. Пьяные драки и дебоши случались каждую неделю и я часто летом спала на чердаке сарайки, где раньше сушили сено. С чердака я видела , как писают мужики и как пьяный сосед достав свой член лез под подол к моей матери и как они на ограде потом трахались. Отец, как обычно спал в отрубе на полу и они ходили перешагивая через него.

Живя в такой обстановке я рано начала возбуждать себя с помощью пальцев и делала это спокойно, когда захочу. Моим родителям было не до меня и я чувствовала полную свободу в своих действиях. Мой брат Андрей был старше меня на три года и заметив, что со мной что то происходит стал подглядывать за мной. Мне шёл двенадцатый год, но я уже довольно умело орудовала пальцами у себя во влагалище и лишила себя девственности сама, не сколько не испугавшись этого. Из за моих родителей у меня было очень мало друзей, хоть и была я симпатичная, но одевалась плохо и поэтому парни со мной не хотели дружить.

Однажды застав меня за маструбацией, брат предложил мне заменить мой палец на его член и я нераздумывая согласилась. Я водила его членом вдоль по половым губам вверх ,вниз и опять вверх, вниз. Когда у меня наступил пик возбуждения, я разрешила Андрею засунуть свой член мне во влагалище и когда он это сделал, я стала испытывать какую то странную приятную истому. Вскоре потеряв над собой контроль, я стала стонать и извиваться от наслаждения. Андрей уже трахался с девчёнками в школе и знал, что в таких случаях делать. Он довёл меня до критического состояния и кончил мне на живот. Мы долго лежали и молчали. После этого случая мы часто трахались на чердаке, в лесу и где прийдётся. Я продолжала совершенствоваться в маструбации и использовала для этого всякие предметы, напоминающие мне член.

К двенадцати годам моя детская дырочка выглядела, как будто родившая нескольких детей женщина, но только без волосяной поросли. Я видела влагалище у своей матери, когда она пьяная лежала на полу в комнате с задраным подолом, раскинув при этом ноги в разные стороны и дрыхла. Я тогда очень внимательно всё рассмотрела и хотела затолкать туда огурец, но испугалась.

Летом, когда я закончила пятый класс и перешла в шестой для меня была большая радость. Я училась неважно и по многим предметам у меня были тройки, потому что условий для занятий дома не было и я знала, что мои оценки никому не нужны. Андрей учился лучьше меня и поэтому он много хвастался и болтал. Однажды он проболтался своему однокласнику, что трахал меня и он не веря ему стал его дразнить. Чтобы доказать, он уговорил меня трахаться в лесу, а в это время его однокласник подглядывал за нами и когда всё закончилось он вышел и сказал, «Я тоже хочу, если не дашь, то раскажу всем об этом». Мне ничего не оставалось делать и я согласилась. Его член был длиннее, чем у моего брата и толше, даже похож чем то на огурец. Когда он загонял его до самого конца, я думала, что он проткнёт меня им насквозь. После того, как он кончил мы отдохнули и начали снова. На этот раз Дима, так звали однокласника моего брата, захотел засунуть свой член мне в задницу. Для меня это было неожиданно и я не знала что делать. В предчуствии чего то нового я решила согласиться. Его член после влагалища имея смазку стал пробивать себе путь в мою задницу и с третьей попытки вошёл на всю длинну. Я чувствовала его где то в районе желудка, а его яйца шлёпали меня по ягодицам. Ощущения были совершенно другие и я маленькая соплячка понимала это и не хотела отпускать Димин член из своей жопы. Вскоре он кончил и его обмякший член постепенно сам выпал наружу.

После этого случая слух быстро разнёсся по школе среди пацанов и в шестом классе меня перетрахали все кому не лень. Они подлавливали меня под лестницей, в раздевалке и в парке после уроков, когда я училась во вторую смену. Иногда я приходила домой ближе к полуночи, а мои родители как всегда валялись пьяные кто где. Им не было дела, где их дочь. Стала часто пропускать уроки, потому что в это время закрывшись в тихом месте меня кто нибуть трахал. Старшекласники не брезговали засунуть свою ялду мне в задний проход, потому что во влагалище уже кто нибудь успевал кончить и не один раз. Там было мокро и всё хлюпало. В школу я ходила в шестом классе вообще без трусов и штанов, чтобы всегда быть готовой. В последствии я никогда не носила нижнее бельё, за исключением купальника. Соседи мне говорили, что я вся в отца, а в школе дразнили акселераткой. В классе я была почти всех выше и многие думали, что я второгодница, но на самом деле я пошла в школу как и все в семь лет.

К концу шестого класса моё влагалище и анус перепробовали всё, что могло туда поместиться. Кожа и мышци были так растянуты, что свободно во влагалище помещалась поллитровая бутылка и даже не было видно горлышка, то же самое я проделывала свободно и с задницей. Свободно заталкивая во влагалище и в жопу две бутылки я могла сходить в магазин или ещё куда нибудь. С каждым разом я использовала всё крупнее и более объёмные предметы, чтобы трахать себя сомой с их помощью. Всё что расло в огороде казалось мне мелким. Огурцы и морковь заталкивала по три-четыре штуки. Помидоры и подобное им помещалось до десятка. Спелые помидоры не выдерживали давления внутри влагалища и лопались превращаясь в красную томатную кашу, или салат. Один раз я пьяных родителей накормила таким салатом, а они мне даже спасибо не сказали, а начали кричать, чё мало сделала.

Однажды я увидела, как несла одна женщина кабачки и глядя на их размеры я выпросила один. Вечером, когда мне никто не мешал, я начала заталкивать кабачёк себе во влагалище, предварительно его смазав и очистив от шероховатостей. Он был в диаметре, как бутылка из под шампанского и длинной сантиметров сорок. Поставив его вертикально и держа двумя руками я, стоя на коленках стала медленно приседать, тем самым насаживая себя на этот овощ. От внушительных его размеров у меня появилась непонятная боль в промежности. Делая поступательные движения вверх, вниз я медленно стало скользить по нему и опускаться вниз. После нескольких таких движений нанесла второй слой вазелина и повторила снова. На третий раз, растянув влагалище до диаметра кабачка я стала медленно проваливаться вниз. Мой овощ входил в меня со скрипом проникая во внутрь и причиняя мне непонятную боль. От того, что смогла трахнуть себя с помощью этого кабачка я была на седьмом небе от счастья. Я не чувствовала ту боль, которую причинял мне этот овощ и насаживалась на него всё глубже и глубже.Вскоре половина была уже внутри меня и я начала подниматься, чтобы потом опять сесть. Потоки оргазма хлынули из меня и облили ту часть кабачка, которая находилась во мне. От этого он стал скользить ещё легче и через пару попыток он стал проваливаться во внутрь влагалища. Торчала лишь четвёртая его часть с хвостиком, за который я стала его удерживать и тянуть назад, но растянутые мышцы стали сжиматься, втягивая овощ в себя. Чтобы моя киска привыкла к этому, я легла на спину и поджав ноги к животу, затаилась. Сколько времени я так лежала, не помню, но боль стала затихать и вскоре я её совсем не чувствовала. Я лежала и смотрела в потолок, пытаясь осознать, что я сделала и мне становилось приятно и нарастающее возбуждение окатило меня волной оргазма. На мгновение закружилась голова и я чуть чуть не потеряла сознание. Ощутив всё это на себе я решила , что на сегодня хватит и стала извлекать из себя кабачок. После нескольких усилий я держала влажный и скольский овощ в руках. Положив его рядом я взяла зеркало и стала рассматривать образовавшуюся пещеру у себя между ног. Были видны все внутренности моего влагалища, а из некоторых лопнувших кровеносных сосудиков выступили капельки крови. Мне было очень приятно и я не стала придавать этому значения.

Через несколько дней я повторила это снова и испытала те же чувства. Мне было очень приятно, что я могу себя трахоть этим кабачком и не бояться, что он разорвёт меня. Я берегла этот овощ пока он не стал дрябнуть.Успев трахнуть себя около двадцати раз я стала искать новый овощ и очень обрадовалась, когда увидела на рынке. Он был на сантиметр меньше в диаметре и короче на восемь. При частой и постоянной тренировке он погружался в меня полностью и лишь был виден небольшой пятачёк. Теперь я уже не боялась ничего и стала использовать второй кабачок для задицы. Прибегнув к той же самой процедуре мне удалось с седьмой попытки загнать себе в жопу половину кабачка. Придерживая его рукой я выпрямилась и попробовала пройтись. Было такое ощущение, что моя задница сейчас разорвётся пополам. Сделав несколько шагов я стала постепенно привыкать. Мне казалось, что за мной ходит конь, который засадил в мою задницу свой член и не хочет его вытаскивать. Мне это очень нравилось и я начала разтягивать кожу и мышци заднего прохода до максимума. Я постоянно что нибудь туда толкала и не вынимая ходила так от нескольких минут до нескольких часов. После нескольких недель я могла спокойно с помощью зеркала рассматривать прямую кишку и всё, что вней находится. После такой растяжки, я не чувствовала член пацанов, которые меня трахали и чувствовала себя, как ёмкость для сбора спермы. Их маленькие члены болтались во влагалище, как ложка в стакане и ни сколько не удовлетворяли меня.

После восьмого класса я пошла работать на завод бытовой химии ученицей и была в постоянном поиске, что бы ещё засунуть себе в жопу или во влагалище. Мне давали любую лёгкую и дешёвую работу, которую ни кто не хотел делать и постоянно брали учеников для подработки. Из за моей комплекции мужики стали на меня поглядывать и вскоре я пошла по рукам. Меня трахали все, кто хотел, а когда не было работы, я бывало лежала по несколько часов с раздвинутыми ногами и глядя в потолок считала входящих и выходящик мужиков. Когда меня начинали искать, я вставала, размяв затёкшие мышцы, а из влагалища выливалась накопившаяся там сперма. Я продолжала ходить в одежде средней длинны и без нижнего белья. Если внимательно приглядеться прохожим, идущим за мной, то это можно было заметить. Кто меня трахал знали это и под юбку ради шутки не лазили ко мне, чтобы не скомпрометировать перед другими, а кто хватал меня за задницу или чисто выбритый лобок сразу краснел от неожиданности.

Проработав больше года я поняла, что на моих возможностях можно иметь левый заработок. Выбров предметы бытовой химии пользующиеся постоянным спросом я прятала их у себя во влагалище или в заднице и спокойно приносила домой. Затем шла на рынок и меняла их по низкой цене на нужные мне овощи или фрукты. Теперь у меня почти круглый год были овощи нужного мне размера и я трахала себя как хотела. После такой активной жизни у меня жопа и влагалище было так растянуто, что мышци уже не сокращались и образованные дыры после траханья всегда были доступны. Каждый вечер я их промывала от собранной за день пыли и засунув туда что нибудь ложилась спать. Я уже год жила в бабушкином доме на окраине города и мне никто не мешал.

Когда мне исполнилось восемнадцать лет, меня направили на медосмотр. Генеколог, который увидел мою промежность в таком виде остолбенел. Он глядел на меня, а я на него и мы оба молчали. Молчание нарушила я спросив, «Чё голую девку не видел что ли?». На что он ответил, «Видел и много всякого, но такое первый раз». Я ему ответила, что родилась такой и что пусть посмотрит, если не видел. За погляд денег не беру. Он вымыл руки и стал ощупывать мою промежность и погружая руку внутрь стал проверять моё влагалище, а затем и анус. От движения его руки я сразу возбудилась. Ведь рукой меня ощупывали первый раз изнутри и от этих ощущений я кайфовала. После новых ощущений я быстро кончала и в этот раз оргазм наступил очень быстро. Генеколог засмущался, но я его быстро успокоила, попросив что нибудь вытереться. Он мне дал полотенце и я засунув его наполовину во влагалище промакнула всю выделившуюся жидкость. Генеколог молча наблюдал за мной. После короткой беседы он мне назначил встречу через неделю.

Прошла неделя и я вновь пришла в больницу. Зайдя в кабинет к генекологу я увидела мужчину и женщину с небольшим чемоданчиком. В разговоре выяснилось, что это представитель одного журнала и фотограф и что они хотели бы снять серию фотографий её половых органов для их журнала за хорошие деньги. Когда услышала предлагаемую сумму я сильно обрадовалась и нераздумывая согласилась. Получив деньги мы поехали фотографироваться. Сделав серию снимков они поблагодарили меня за приятное времяпровождение и уехали. Они были очень удивлены увиденным и спросили моего согласия ещё на одну серию снимков, я согласилась. Деньги которые я получила за час работы перед фотокамерой, на заводе мне не заработать за пять лет. Я была очень довольна, что мой труд не пропал даром. Через три месяца они приехали снова и объяснив, что бы они хотели снять, стали ждать моего ответа. Сумма предложенная мне была в два раза больше той. Я немного подумала и дала согласие. Нужную сумму они тут же положили на мой счёт и отдав мне сберкнижку, заехали на рынок и набрали овощей и фруктов. Мы поехали ко мне домой. Полдня они снимали меня в разных ракурсах. Я заталкивала себе во влагалище и в жопу разные овощи и фрукты, а так же всякие предметы, которые они привезли с собой. Я видела в их глазах удивление, когда они смотрели, как я всё себе заталкиваю во влагалище и в задний проход, а для меня это был обычный день. Когда они закончили снимать, мы пили чай и долго болтали. Им было всё интересно обо мне. На прощанье я дала им свой номер телефона и сказала, «Если что нужно, то звоните» и они уехали.

Через три месяца я получила бандероль и обнаружила там два журнала, где были помещены обе серии моих снимков. Правда прочитать ничего не смогла, так как они были на иностранном языке, но вид на фотографиях даже для меня был страшноват. Я всё это делала сама, но со стороны никогда себя не видела и это подействовало на меня возбуждающе. Пока я просматривала все снимки, то успела два раза кончить и вытекающая из меня жидкость растекалась по табурету.

Часто вечерами просматривая журналы я думала, что бы ещё такое придумать и однажды лёжа на траве с широко раздвинутыми ногами я увидела, как по ноге ползёт большая муха. Я хотела её прогнать, но она подползла к открытому отверстию влагалища и мне стало интересно, что она будет делать.Щекоча меня своими лапками она переползла чарез большие и малые половые губы и устремилась во внутрь. Теперь я не могла следить за ней и только ощущала, как она ползает внутри меня. Это было очень щёкотно и сильно возбуждало меня. От наступившего оргазма и выделяемой влаги муха вылетела на улицу. Я была в восторге. Обыкновенная зелёная муха меня трахнула и это было здорово.

Я стала усиленно растягивать кожу и мышцы своих половых органов и заднего прохода. Когда появлялась возможность, я старалась повторять тот случай с мухой или с мухами. Я стала посещать те места, где их могло быть много и меня за этим занятием никто не мог застукать. Прикрепив к небольшому зеркалу небольшую острую опору, я втыкала его в землю и ложилась перед ним широко раскинув ноги. Мухи чувствуя свежий запах, доносившийся из влагалища и заднего прохода, слетались как на мёд. Вместе с ними и появлялись другие насекомые, захотевшие отведать свежинького. Они ползали по моей промежности щекоча меня своими лапками и кусая. От их укусов появлялся зуд и это было страшно здорово. Десятки насекомых заползали в распахнутые створки ануса и влагалища и проникали вглубь меня. Я была без ума, испытывая это чувство. Наблюдая всё это в зеркало я непереставала кончать, а от появившегося зуда мне хотелось засунуть свои руки по самый локоть и трахать самуё себя, но там были маленькие насекомые, которые творили чудеса эротического массажа и мне их было жалко раздавить. Когда обессилев я тихонько встала и не сгоняя моих новых друзей пошла домой. Из меня выливалась жидкость скопивжаяся после частых оргазмов и постепенно из под подола стали вылетать насекомые, боясь, что их раздавят. Я чувствовала, что внутри меня ещё кто то ползает и продолжает кусать и щекотать мои внутренние ткани.

Дома я прополоскала водой с раствором фурацилина прямую кишку и влагалище, но зуд не прекратился. Тогда я взяла в руки большой боклажан и стала трахать себя в обе дыры. Это уменьшало зуд и наступало блаженство. От этого я потеряла сознание и очнулась только ночью. Я была вся разбита и ноги меня не слушались. Такого со мной не было никогда. Перевернувшись на другой бок я снова уснула. От воспоминаний, утром кружило голову и была сильная слабость. Мне хотелось спать, но нужно было идти на работу. Надев на голое тело халат я поплелась на завод. Прохожие смотрели на меня с удивлением и провожали взглядом вслед. Во время хотьбы полы халата разлетались в стороны и мой выбритый лобок и сильно вытянутые большие половые губы открывались взору немногочисленных прохожих. Они были удивлены и шокированы увиденным. В чувство меня привела моя знакомая, с которой мы вместе работали. Она мне сказала, «Ты что так вырядилась? Весь твой стыд выставила на показ.» Только после этих слов я пришла в чувство и придерживая халат поспешила на работу.

Периодически меня вызывал генеколог и осматривал, всё ли здорово, нет ли каких болячек. Я была откровенна и расказывала ему всё. Это был единственный человек с кем я могла поделиться самым сокровенным в моей жизни. Увлечение насекомыми шокировали его и обследовав меня он дал мне профилактические средства от укусов насекомых. Моё новое увлечение выматывало меня. Иной раз не было просто сил прийти домой и я отрубалась в лесу, в поле или дома в ограде. Упадок сил сказывался на работе и я получила первое предупреждение. На время я успокоилась, но природа требовала своё и спустя полгода с наступлением весны я опять сорвалась.

Я искала любые места, где было много мух и др.насекомых. Мои большие половые губы были так растянуты, что свисали вниз сантиметров на десять, а то и больше и со стороны были похожи на маленький член, а с боку на две свисающие половинки лепёшек. Когда я раздвигала ноги, эти лепёшки растягивались и открывали большую дыру, куда могла поместиться двухлитровая банка. Когда я много ела, то переваренная пища в виде какашек на ходу могла вывалиться на дорогу и теперь мне постоянно приходилось затыкать свой зад какой нибудь пробкой из бутылки или затычкой из тряпок.Однажды мне в руки попалась пластиковая бутылка полторашка с пережимом посредине, который в своё время стал препятствовать выпаданию её из жопы. Обрезав её выше пережима и натолкав в неё тряпок я сделала постоянную пробку для задницы. Теперь я могла не бояться, что во время хотьбы по улице из моей задницы будут выпадывать какашки, но в своём новом амплуа я чувствовала, что хожу с постоянно засунутым в мою жопу толстым членом.

После того, как я рассказала о своём новом увлечении с насекомыми генекологу, мне позвонили из журнала с новым предложением, сделать видео съёмку. Так как на работе я была на грани увольнения я согласилась. Условия меня устраивали и сумма была довольно приличная. Когда они приехали и вручив мне сберкнижку с оговорённой суммой, мы нашли подходящее место рядом со свалкой и начали снимать.

Немного изменив вид и одев защитные очки я совершенно голая вышла из кустов и легла на траве рядом с остатками выброшенной протухшей пищи. Меня снимали сразу два оператора с разных сторон. Согнув ноги в коленях и широко разведя их в стороны я стала ждать моих маленьких трахальщиков. Рядом летало полно всяких насекомых и вскоре они появились и на мне. Ползая по груди, животу, ногам они как будто искали вход внутрь меня. Мухи, пауты и мошки, которые находили широко открытую дыру моего влагалища заползали внутрь, скрываясь от палящего солнца и кусали большие и малые половые губы, влагалище и матку, а так же прямую кишку заднего прохода, забираясь всё глубже. В ощущении того, что на меня смотрят несколько пар глаз я была просто счастлива. Все члены съёмочной группы с восторгом наблюдали за происходящим, потому, что такого они ещё не видели никогда. Мухи и пауты в прямом смысле слова ели и кусали живого человека, заползая во всевозможные дыры. Их собралось так много, что некоторые места просто кишили, как улей. Мухи и пауты из влагалища и ануса вылетали как самолёты из ангара и резко поднимались вверх. Другие совершив посадку на моём теле заползали во внутрь и лакомились моей влагой, котрая вырабатывалась от возбуждения и наступающих оргазмов.

Операторы снимали меня с близкого и дальнего расстояния, а насекомые делали своё дело, доставляя мне блаженство и кайф. Через полтора часа мне подали мягкую кисть с помощью которой я стала выгонять моих трахальщиков. Они кружили и не хотели улетать. Я засовывала эту кисть себе в задний проход и во влагалище и орудуя ей внутри старалась выгнать оттуда всех насекомых.

Затем сменив место я нагишом устроилась на берегу водоёма и прополоскав всё внутри, плеская туда из кружки воду, приступила к новой процедуре. Я брала из машины разные овощи и фрукты и заталкивала их себе во внутрь.Когда перепробовала всё, мне принесли разные банки и ёмкости. Самые большие были двухлитровая банка для влагалища и полтарашка с пивом для заднего прохода. Они свободно утонули внутри меня, что даже не было видно горлышка. При моём росте 182 и весе 92кг мне казалось, что это не предел, а вся съёмочная группа была в шоке.

Когда съёмка закончилась, мы отметили успешное завершение сделки и на прощание я попросила представителя журнала, это была женщиналет 35 и звали её Марина, позвонить мне через день и рассказать, что обо мне думают члены съёмочной группы – ведь они всё равно будут перемывать мои косточки, а я просто хочу это знать, может у меня появится новая идея. Марина посмотрев мне в глаза, улыбнулась и сказала, «Хорошо». Это заинтересовало Марину и она позвонила через два дня. Многие от просмотренного на экране были в шоке и разговаривая между собой фантазировали о том что ещё могла бы я по их мнению сделать.

Выслушав внимательно Марину я спросила её, «А ты бы Марина, что хотела увидеть из перечисленного, чтобы я сделала?»

Наступила небольшая пауза и потом я услышала её вопрос на мой. Она спросила меня, «Аты бы Лена(так звали меня) сделала, если я скажу, что хочу?»

Теперь с моей стороны наступила пауза и я быстро стала перебирать всё, что она говорила и не найдя ничего невыполнимого сказала, «С моей стороны проблем не будет, если ты уже не убедилась, то приедешь и сама увидишь.» После моих слов Марина сказала, что я и многие в том числе хотели бы увидеть твои половые губы опухшие после того, как их изжалят пчёлы. Так же как залезает во внутрь влагалища котёнок или кошка -на твоё усмотрение. Мне , как женщине охота узнать до каких пределов ты можешь дойти и растянуть влагалище и анус. Я тут же согласилась и обещала ближе к осени позвонить, как буду готова.

На другой день, встретившись с генекологом, я попросила осмотреть меня и спросила,

-«На сколько максимум я могу растянуть наружные и внутренние ткани своей промежности.»

Внимательно ещё раз прощупав всё он сказал,

-«Возможность человека неограничена и если делать постепенно, то можно растягивать и растягивать, давая время на востановление клеток растянутой ткани. Если это сделать резко, ткань (кожа) может не выдержать и лопнуть. За два, три месяца при каждодневной тренировке можно растянуть на двадцать – тридцать процентов, но при этом растягиваемая ткань и мышечная должна находиться в постоянном напряге.» Услышав это я очень обрадовалась и начала действовать.

Прошло почти три месяца. Я была довольна своими достижениями. Позвонив Марине я стала ждать их приезда. Они не заставили ждать меня долго и приехали через день. Всё началось как обычно. Постепенно заталкивая в анус и во влагалище разные предметы я дошла до максимального. Смазав вазелином двухлитровую пластиковую бутылку я медленно насадила себя на неё, лишь только пробка торчала. Сделав разные движения я извлекла её и приступила к заталкиванию трёхлитровой банки во влагалище. Я взяла руками большие половые губы и начала натягивать себя на банку. Когда банка уткнулась в лобок и тазовую кости, я стала натягивать мягкие ткани как можно дальше. Мне удалось закрыть растянутой крайне плотью большую часть банки. Все были удивлены увиденным, но я не могла сделать большего, так как кости таза не растягивались. Согласно физиологии и скелета человека это был предел. Конечно мягкие ткани можно растягивать годами, а вот кости нет. Когда убрала банку, я взяла котёнка и замотав лапки, чтобы не выступали когти положила его себе между ног. Он был натренирован и я это делала не один раз, поэтому котёнок понюхав носом подошёл к распахнутому после банки влагалищу и облизывая стенки постепенно засунул туда свою голову, а затем и сам залез. Облизав стенки он развернулся и высунув мордочку лёг. Кто то его стал звать и он выбежал. Я была довольна, что всё получилось и мои гости тоже были довольны, это было видно по их удивлённым лицам.

После, приведя себя в порядок, мы пошли обедать. Я позвонила своему другу по прежней работе и он прнёс пчёл. Я лежала с широко раскинутыми ногами, а он брал пинцетом по одной пчеле и садил по кругу моего влагалища на большие половые губы. Первые укусы были немного болезнены, но потом я привыкла и внимательно за всеми наблюдала. Витя , мой друг, попросил, чтобы его лицо не снимали и поэтому сидел к камере спиной. Посадив около двух десятков пчёл он спросил, как я себя чувствую. Я ответила, что всё нормально и Виктор продолжил садить пчёл на малые половые губы. Посадив последние семь пчёл, он сказал всё и ушёл. Всё было снято и мы пошли отдыхать до утра. Вечером, мы с Мариной долго болтали и операторы в другой комнате тоже не спали, наверное обсуждали меня. Я много расказала Марине о себе, о своих планах и о том, что не могу сделать, а после последних событий хотелось очень. Марина обещала проконсультироваться у своих друзей в Москве и за границей.

Как я уснула не помню, а утром я проснулась от шума камеры. Меня уже снимали. Я лежала посреди кровати и от возникшей опухали ноги машинально были раскинуты в разные стороны. Вся промежность и особенно нежная кожа моей растянутой киски были сильно опухшие и выпирали между ног, как новый образовавшийся орган. Я встала с кровати и хотела сделать пару шагов, но не могла поставить рядом ноги из за опухали и стала передвигаться, как кавалерист, на раскарячку. Со стороны это выглядело забавно. Опухаль, как опустившийся живот беременной, мешала мне поставить рядом ноги. Она свисала почти до середины бёдер. Подтянув её руками к животу мне удалось чуть, чуть сжать ноги. Меня снимали с разных сторон и просили, чтобы я ложилась в разные позы. Когда всё закончилось, операторы не скрывали своего восторга и спрашивали меня о моём самочувствии и о том, что их интересовало. Я с удовольствием ответила на все их вопросы. Мне очень нравилось, когда в моём присутствии обсуждали моё увлечение и то, что я делаю со своей промежностью. Марина тоже была в шоке от увиденного и долго не решалась заговорить со мной. После обеда она спросила разрешения остаться ещё на сутки, сказав, что боится меня оставлять в таком виде одну. Я согласилась. Весь день мы разговаривали и мне было хорошо, что я не одна. В промежности чувствовалась ломота, но её было можно терперь и я не кому об этом не говорила. Утром следующего дня я проснулась от пристального взгляда Марины и опереторов. Они смотрели на мою опухаль. Она за ночь ещё увеличилась и было страшно на неё смотреть. В глазах Марины был испуг. Когда я открыла глаза и заговорила, они маленько успокоились и начали опять всё снимать. Это были шокирующие кадры. В течении четырёх дней ребята не покидали меня, пока не стала спадать опухаль. Было сделано ещё много снимков и отснято две плёнки видеоматериала. Я с удовольствием позировала, хоть и передвигалась с трудом. Когда они уехали, я сильно заскучала. Мне было первый раз в жизни одиноко.

Через день я сходила на приём к генекологу и он не нашёл ничего опасного в моей опухали для жизни, но был очень удивлён увиденному. Вскоре всё стало на свои места и я стала убирать урожай, копать картошку, ползая на голой жопе по земле. Согнувшись буквой «Г» было не удобно, да и мою задницу могли увидеть прохожие.Забор был редкий и поэтому выкопав пару рядков, я садилась жопой на землю и переползала от гнезда к гнезду, собирая картошку в вёдра. Когда разрывала кучки земли, я руками гребла, как собака, под себя. От этого часть земли летела на меня и попадала в распахнутые створки влагалища. За день я столько насобирывала земли, что потом просто рукой выгребала её из обеих дыр. Затем садилась в ванну и полоскала свои внутренности. Это мне очень нравилось и копку картофеля я всегда растягивала на неделю, чтобы продлить удовольствие.

В декабре позвонила Марина и рассказала про операцию, что есть заинтересованные в ней люди и всё оплотят, только ты должна будешь заключить с ними контракт на все фото и видеосъёмки. Это хозяин нашего издательства и когда ты вернёшся, то мы будем с тобой постоянно работать в студии. Пока ты будешь на реабилитации после операции, тебе будет приготовлена служебная квартира и назначено постоянное пособие. Это очень приличная сумма. Я согласилась, потому, что без чьей либо помощи я большего достичь уже не смогла бы.

Через неделю я уже была в клинике и сделав ряд ренгеновских снимков, меня стали готовить к операции. Оговорив всё со мной через переводчика, меня положили на операционный стол под наркоз и начали резать. Мне вырезали полностью лобковую кость и поставили вокруг позвоночника рессорную металлическую пластину, специально сделанную по форме таза и тазовых костей. Прикрепили к ней боковые тазовые кости, так как прочность таза уменьшилась из за удаления лобка и теперь я могла спокойно сидеть.Из за пересадки мышечных окончаний с лобка на соседние кости сперва ограничивали мои движения, а так всё было сделано очень хорошо и не мешало мне ничуть. Когда всё зажило и швы были удалены, меня осмотрел врач и сказал, что всё нормально, через пару месяцев можете медленно возобновить тренировки. Я так же ходила и двигалась, только теперь, когда я нажимала на низ живота, то рука проваливалась между тазовых костей.

Весной я уже начала делать первые растяжки. Немного болезненно у меня всё стало получаться. В августе мы сделали первую серию снимков. В моём влагалище уже помещалась трёхлитровая банка, а половые губы я перевязывала шпагатом, как мешок. Я постоянно привязывала к ним гирьки и часами сидела у телика или ходила по квартире. Гирьки звенели стукаясь друг о друга и растягивали большие и малые половые губы. Теперь мои новые хозяева получали постоянно снимки с новыми моими достижениями и не переставали удивляться. Они спрашивали меня, почему я над собой так издеваюсь и не жалею себя. Я не знала что ответить и просто говорила, что нравится постигать себя.

После операции за два года я сделала очень много. Кожа на всех моих дырах ниже пояса тянулась как резина. Марина уже боялась, что я когда нибудь разорву себя пополам и мы с ней вместе над этим смеялись. Однажды, думая, что бы ещё сделать у меня появилась новая идея и я поделилась с Мариной. Она сообщила хозяину издательства и он был в шоке от моего предложения, но подумав согласился. Таких кадров ещё ни кто не видел и это будет фурор. Мне снова в той же клинике сделали операцию. Я захотела убрать перегородку между анусом и влагалищем, тем самым соединить все дыры в одну, а мочевой канал вывести прямо в матку. Также соединить воедино прилегающие к ним внутренние части. После этого путём разреза в сторону пупка, на пять сантиметров увеличить диаметр образовавшейся дырищи. За четыре месяца путём нескольких опереций я получила то, что хотела. Все кто знал об этом приходили посмотреть на меня. Им было интересно, как всё это выглядит, когда я хожу или сижу.

Когда я выписалась, я начала тренировать, чтобы стенки внутренние и наружные после наложенных швов были эластичны и легко растягивались. Через год мы возобновили съёмки. На них Марина впервые увидела меня во всей моей новой красе. Она вместе с операторами долго смотрела на моё новое тело и от шока не могли приступить к съёмкам. Поэтому первую серию снимали два дня. Отправленные снимки шокировали хозяина, что он смог позвонить только на третий день. Параллельно с фото велась видеосъёмка.

На них были заснято, как я держа себя за большущие половые губы иоткрывала взору свои внутренности и как там спит свернувшись калачиком кошка. Как высыпают из ведра мне во внутрь разные фрукты и овощи. Как я испражняюсь и потом всю эту кашу вытряхиваю. Как во время ходьбы растянутые лохмотья наружных половых органов и моего нового влагалища шлёпают меня по ногам и болтаются в разные стороны. Теперь я при выходе в город носила одежду до колен, а крайнюю кожу своего нового органа перетягивала шпагатом, чтобы ни чего отттуда не выпало.

В последствии Марина часто ко мне заходила и мы вместе придумывали, что снять в новой серии. Я удивлялась её выдумкам и фантазии и мне очень нравилось, что она предлагала. Мы хотели привлечь помощьницу, но нам запретили и Марина гремировалась, меняла причёску и во многих эпизодах снималась сама. У нас у всех было приподнятое настроение и каждый хотел снять что то своё. За всё это нам очень хорошо платили.

За несколько лет была снята куча фото и видео материала. Я выполняла всё, кто что придумывал. Была снята серия про то, как меня используют в качестве унитаза, как в сарае в деревне я получила в своё дупло всё коровье дерьмо и мочу, которую она выдала , когда ела кукурузу. Так же было снято, как Марина перешагивая через меня по ошибке ставила босую ногу в растянутую дыру моих половых органов, а так же во время уборки в доме и в ограде Марина весь подметённый мусор заметала на савок и вываливала в моё распахнутое влагалище, заполняя им матку и прямую кишку. Ей это нравилось делать и мы часто с ней вдвоём уезжали в заброшенные дома и развлекались так, затем вместе залазили в ванну и она руками вымывала у меня всё внутри, после чего я занималась с ней лесбисом, доводя её до оргазма. После этой операции мне очень нравилось копать картошку и собирая её ползая на жопе и забрасывать в открытые створки влагалища землю. Иногда мне помогала Марина. Я сидела держа руками в растянутом состоянии большие половые губы, широко распахнув своё дупло, а Марина лопатой бросала туда землю вместе с картошкой, после чего начинала там рыться и доставала найденый картофель. Мы делали всё это осторожно, чтобы не повредить тонкие эластичные ткани внутренних и наружных половых органов.

После тренировок и издевательств над собственным телом, я так извратила свою промежность, что трудно было описать, на что она стала похожа. В неё входило почти целое ведро воды, а иногда для съёмок мы выливали туда холодный суп и я подманив свою собачку угощала её. Она ставила на меня передние лапы и опустив мордочку во влагалище лакала суп. Это было завораживающее зрелище. Так же Марина помогла мне сделать по два отверстия на каждой большой половой губе для пирсинга и когда они зажили и ничего не болело, мы вставляли капроновый шпагат и привязывали губы к ногам. После этого мои дверки были открыты всегда. Когда делали снимки в городском транспорте, я сидела на заднем сидении в проходе с широко раставленными ногами, пассажиры смотрели в окно и на фотографа. Никто из пассажиров этого не видел, но на снимках выглядело по другому. Получилось очень здорово.

Я часто привязывала за сделанные дырки разные тяжёлые предметы, чтобы ещё сильнее растянуть кожу и это мне удавалось. Операторы, изображая пьяных, кидали во влагалище разные объедки и опивки, а так же окурки (правда потушенные) и пустую тару из под пива и водки. На экране, всё это выглядело здорово-ужасно. Однажды предложив сделать из меня ёмкость, Марина налила во влагалище воды и взяв тряпку начала мыть пол, каждый раз прополаскивая тряпку в моём резервуаре. После того как вымыли пол, ребята взяли меня и вынесли на улицу, чтобы вылить грязную воду в ограде, а Марина в это время снимала. Пол в деревне не мыли больше месяца и вода была чёрная, как лужа на дороге.

Операторы ушли на рыбалку, а мы пили чай и болтали. Часа через два ребята пришли и принесли несколько десятков мальков (мелких рыбок) и поллитровую банку дождевых червей. Марина сообразира быстро и у неё загорелись глаза. Ребята поняв в чём дело поддержали её и я приготовилась, заняв удобную позицию. Съёмка уже шла полным ходом и Марина вывалила из банки в мою воронку червей. Они шевелились и щекотали меня, расползаясь кто куда. Через некоторое время, когда черви ползали во всех уголках матки, влагалища и прямой кишки, Марина вылила вместе с водой рыбок и зачерпнув ещё долила пару ковшиков. Получился хороший аквариум. Рыбки плавали и ударялись о стенки внутренних половых органов моей промежности.Позже мы повторили съёмку с насекомыми, их сейчс было хорошо видно у меня внутри, да и площадь увеличилась в несколько раз. Кадры были просто удивительные.

За несколько лет мы перепробовали всё, что могло прийти в голову, о многом я конечно просто не пишу, и не знали что делать дальше. Моё влагалище было растянуто до неузнаваемости и болталось между ног, как мокрая тряпка, свисающая до колен. Когда я ходила или бежала, вся эта отвисшая кожа болталась в разные стороны и шлёпала меня по коленям и бёдрам. Когда я ползала по огороду, половые губы тащились за мной как два хвоста и Марина наступая босыми ногами на них заставляла меня остановиться.

Я хотела чего то ещё но не знала что и мы обратились к нашему хозяину. Он чувствовал, что мы в своих идеях почти иссякли и заранее набросал некоторые соображения. Марине это понравилось и она радостная сообщила об этом мне. Я не раздумывая согласилась.

Истязания собственной промежности для меня было как наркотик. Я просто не могла себя сдерживать. Марина тоже не хотела это останавливать и постоянно была в таком состоянии, когда мы что то делали, что трудно описать. Мы готовы были издеваться над моими половыми органами целыми сутками и одной операцией больше это для меня стало пустяком. Через два дня я была уже за границей. Мне увеличили внутренний объём стенок влагалища и матки, удлинили разрез промежности на четырнадцать сантиметров, почти до пупка.Теперь моя прореха измерялась двумя четвертями. На это было просто страшно смотреть. Мой живот от копчика и до пупка был разрезан и представлял собой большой половой орган. Когда всё зажило, мы повторили почти всё то же, что и раньше, но больше нам понравилось забрасывать о огромную промежность всякую грязь и дерьмо. Это нравилось делать всем. Моё влагалище, матка и прямая кишка в савакупности служило постоянной ёмкостью для мытья полов и уборки помещений. Марине очень нравилось полоскать внутри моей промежности грязные тряпки и даже иногда она мыла обувь, когда мы были в деревне.Каждую весну мы приезжали и делали генеральную уборку для летней фотосессии. Вся вымытая грязь оседала в моей промежности. Когда была чисто выметена ограда, то весь мусор и собачьи какашки вытаявшие из под снега попадали во внутрь моего большого полового органа. Я хотела, чтобы меня использовали как носилки для мусора и ёмкость для грязной воды. Хоть и весила я девяносто два килограмма, ребята делали это с удовольствием. Они соорудили специально для меня туалет и когда, кто то хотел сходить по нужде, я подлазила под пол и они в меня срали и ссали. Всё было бы ничего, деньги есть и живём не тужим, но хозяину нужно было делать сенсацию, хотя мы знали, что он на мне заработал не один миллион и наши материалы пользовались большим спросом у любителей необычного.

Теперь я носила специальное нижнее бельё, заталкивая отвисшие части половых губ себе во внутрь.Это позволяло иногда даже носить брюки, но я привыкла обходиться без всего и продолжала ходить только в одном халате или платье. Однажды ребята вспомнили про Виктора и его пчёл и я ему позвонила. Он пришёл после работы и мы приготовились садить их на болтающиеся части половых губ. Когда Виктор увидел, что я сделала с собой он был в ужасе и долго не мог приступить к делу и только после принятых двести грам водки мы начали снимать. Принесённых пчёл нехватило даже на одну половину и он ушёл на пасеку. Через час мы продолжили снова. На всё Виктор присадил около восьмидесяти пчёл. Я от этого кайфовала, хоть и кружилась голова. В глазах Марины светились огоньки. Она была просто в восторге. Всё время Витя не переставал удивляться увиденному. Он мне сказал, что это выглядит страшно и попросил разрешения прийти завтра, чтобы посмотреть.Я с радостью согласилась. На утро у меня между ног болтались, как два батона, наружные половые органы. Они очень сильно опухли. К вечеру опуухаль увеличилась и опустилась вниз. В таком виде Виктор и застал меня. В его глазах был непонятный испуг или удивление, но он молчал не отводя глаз и только налитый стакан водки привёл его в чувство. Уходя он сказал, что не уснёт всю ночь.На пятый день опухаль достигла больших размеров и опустившись вниз стала потихоньку спадать. Это выглядело, как будто бы живот у беременной опустился до колен и болтался между ног.

Когда я оставалась одна, то совершенствовала свои возможности и после усталости ходила купаться на пруд. Там было полно водорослей и тины и я собирая её руками заталкивала в промежность. Торчащая из живота болотная зелень придавала моему виду своеобразный калорит. Иногда мне в этом помогала Марина. Она выбирала самую прокисшую и грязную тину, где иногда встречались разные жучки, которые в свою очередь могли и укусить. Ей это нравилось и я позволяла это делать. Марина стала часто приезжать последнее время без ребят, пока я жила в пригороде в своём домике. Мы отрывались по полной, что даже порой не думали что творим. То ли Марина предчувствовала, что скоро это всё прекратится, я не знала тогда.

Мы закидывали скоропортящиеся объедки и продукты в мою промежность и ждали два – три дня, когда начинало пахнуть, уходили на свалку и кормили насекомых. На этот запах их слеталось очень много и когда их скапливалось очень много внутри прямой кишки и матки, я зажимала промежность и одевала приготовленные плавки-трусы. Насекомые не могли покинуть мою пещеру и ползали внутри, кусали меня и щекотили-пытаясь выбраться. В таком виде я ложилась спать и всё что происходило, терпела, приняв снатворное. Утром Марина распечатывала меня и мы смотрели, что там произошло.От запаха Марина зажимала пальцами нос. Неприятный запах шёл от гниющей пищи, насекомые везде валялись, пролип к стенкам матки и прямой киши. Всё было искусано и сильно зуделось.Промыв и прополоскав дезинфицирующим раствором всю промежность мы давали несколько время для востановления и повторяли снова и снова, каждый раз увеличивая время нахождения гниющей пищи и насекомых внутри половых органов.

Нас ничего не останавливало. От укусов было полно синяков, но Марина говорила, «Давай ещё на один день увеличим» и я соглашаясь держала свою промежность в закупоренном состоянии столько, сколько хотела Марина. Так мы дошли до недели. Жара стояла нестерпимая, а мы лежали и ждали. К исходу седьмого дня, когда запах невозможно было уже терпеть Марина помогла мне снять плавки и раздвинув большие половые губы мы увидели страшную картину. Продукты покрылись слизью и плесенью, насекомые были дохлые и кругом ползали маленькие червячки. Марина схватила камеру и стала снимать. Я не знала что делать, а она всё снимала и снимала, давая мне разные команды.Когда всё прекратилось и мы пришли в себя, то Марина прополоскав мою промежность приготовила раствор и посадила меня в ванну. Я просидела полдня, постоянно промывая все уголки внутренних половых органов. Когда я вылезла Марина осмотрев, обнаружила больше десятка мелких язвочек и загноений и мы с ней одевшись пошли к генекологу, у которого я не была лет десять.

Когда он увидел меня он обрадовался, «Старые знакомые, сколько лет, сколько зим не виделись» услышали мы голос из его уст, но когда он увидел в каком виде и с чем мы пожаловали он от ужаса испугался и долго не мог прийти в себя. Когда мы привели его в чувство и я объяснила что к чему и что это всё я сама хотела, чтобы со мной такое получилось, он успокоился. Я раскрыла весь низ живота во всю его широту и он ужасаясь осмотрел меня. Выписал полно всего и мы пошли лечиться. Зажило всё где то за месяц. Чтобы не мокло я постоянно проветривала промежность вентилятором и мало ходила. На этот раз обошлось.

Годы летели, а я всё истязала себя как могла и мне в этом очень помогала Марина.К тридцати пяти летию мне сделали подарок. Я съездила ещё раз за границу на операцию вместе с Мариной, где мне в растянутые половые губы закачали силикон и теперь у меня от копчика до колен висел круглый шар в виде груши, состоящий из двух половинок и в диаметре около сорока сантиметров. Во время хотьбы он тяжело отскакивал от колен и его забрасывало то за левую ногу вокруг бедра, то за правую. Съёмки делали прямо там. Мне было тяжело передвигаться и после отснятого материала мне закачали ещё добрую порцию, тем самым увеличив размери в полтора раза. Эта тяжесть тянула меня к полу Кожа растянулась до предела и мне приходилось иногда поддерживать эту кисту. Целый месяц ещё шли съёмки и когда всё закончилось, весь силикон выкачали обратно, но растянутая кожа болталась между ног и во время ходьбы я её иногда отпинывала ногами.

Марина всё это время была со мной, но участия почти не принимала и поэтому не могла дождаться, когда мы вернёмся домой. Она соскучилась по истязаниям моих гениталий и не раз говорила мне об этом. Через неделю в палату вошли врач и наш издатель. В руках были какие то документы. Осмотрев меня и сказав, что всё нормально, есть ли какие пожелания, на что я ответила, «Всё хорошо и нам ничего не нужно» врач ушёл. Хозяин объявил, что старый контракт расторгает и заключает новый, по которому я буду получать процент от прибыли и будут производиться разовые выплаты за каждую серию новых снимков, если они не будут повторяться. Тариф будет прежний.

Это был крах и мы знали, что он когда нибудь наступит.Завтра мы должны будем покинуть поликлинику и вернуться домой. Мы сидели с Мариной и не знали, что бы такое придумать. Был полный тупик и в голову ничего не лезло. Марина ещё раз осмотрела меня, ощупав все уголки, но резать и пришивать было уже негде. Всё было разрезано до конца и если ещё продлить разрез сантиметров на десять дальше пупка, то выпадут кишки. Это не выход. Утром мы собрались и улетели домой. С горя мы с Мариной приехали в мой домик, так как служебного жилья у меня не было и пили неделю не просыхая. Оплачивать съёмку операторам мы не могли и начали действовать сами. Посмотрев последний видео материал мы решили его доснять и обработав отправить. Но наступившая дождливая осень и уборка урожая нам не дали это сделать. Марина уехала в Москву, а я осталась одна. Ползая на жопе по грязи и вырывая руками картофель я за день так уделала свою промежность, что самый грязный негр выглядел бы чище. Я решила не мыться и легла спать так. Каждый день на меня налипала новая грязь и за ночь высохнув на мне не хотела отпадать. Всё влагалище было забито сухой и свежей гряью и распирало низ живота. Я всё равно продолжала ползать на брюхе и жопе, лишь спина была закрыта плащём. Всё моё тело вскоре стало как сплошной комок грязи. В таком виде меня и застала Марина. Она привезла мою получку и перевод за последнюю серию снимков. Года два можно было жить без проблем, а дальше ….

Увидев меня в таком виде Марина начала снимать. Пока я убирала остатки картофеля, она два дня снимала меня в разных ракурсах. Я позировала, лезла в самую грязь. Когда уборка урожая закончилась, я очень долго отмывалась, мне помогла Марина и мы потом занимались сексом, от которого она была без ума.

Вскоре начались проливные дожди и Марина долго не приезжала, а я всё это время продолжала истязать себя купаясь в грязи. С наступлением зимы я продолжала одевать на себя минимум одежды и ходила надев на голое тело меховое полупальто до середины бёдер. Я могла бы и одеть короче, но вытянутые, свисающие половые губы торчали бы из под пальто. Мне нравилось ходить по заснеженным улицам и перелазить чарез запорошенные скамейки и прочие преграды. Моя промежность при этом погружалась глубоко в снег и я не могла её отряхнуть и чувствовала прохладу, пока всё не растает. Иногда я просто садилась на запорошённую снегом скамейку, где рядом проходили или стояли люди. Во время приезда Марины мы гуляли по улицам и она говорила мне где пройти или пролезти. Иногда увлекшись такой игрой я забывала про холод и мы вместе шатались до поздней ночи. Когда приходили домой, вся промежность была красной и я залазила в ванну с горячей водой и отогревалась.

В марте у Марины отметили юбилей «45лет», а в июне и мои 44 года закончатся. Я за всю зиму не испытала ни одного оргазма и лишь во время воспоминаний о насекомых накатывали приятные воспоминания и тут же улетучивались. Расказав об этом своей подруге мы вместе задумались и тут Марину осенила идея, «Давай летом повторим тот эпизод, когда у тебя был последний оргазм.» и вспомнив про червячков и мух мы решили хорошо подготовиться. Я предложила увеличить срок выпаривания червячков в моей промежности, крепко её закупорив скотчем. Марина была согласна, но что то её настораживало. В июне, когда мух было уже полно, мы отправились на скотомогильник. Там всегда было полно насекомых и выбрав удобное место приступили к действию. Вывалив из банки во влагалище разных прокисших отходов, я широко раздвинув ноги легла рядом с дохлой коровой.Марина всё снимала на камеру, но долго рядом находиться не могла и периодически отходила на перекур. Я тоже закрыла лишние части тела и оставила лишь распахнутую настеж дыру. Мухи налетели моментально. Их становилось всё больше и больше и вскоре у меня внизу живота кишил клубок из насекомых. Это была завораживающая картина. Мухи были разных калибров, от мала до велика. Пролежав так около часа и насобирав внутри множество насекомых, я резко закрала свою промежность и лишь изнутри торчала трубка из мочеиспускательного канала.

Отойдя в сторону мы с Мариной плотно заклеили всю половую щель скотчем в два слоя и пошли домой. Внутри всё шевелилось и жужжало. Было щёкотно и во время хотьбы я кончила, чуть не упав от истомы на траву. Далее шло всё по плану. Каждый день меряла температуру. На выходные приезжала Марина узнать как дела. Я ей всё докладывала.Когда прошла вторая неделя Марина стала уговаривать всё распечатать, но я тянула сколько могла. От всяких мыслей и догадок, что может быть внутри, я ещё несколько раз кончила за прошедшие две недели. Всё это было у меня внутри вместе с какашками и лишь моча вытекала по всавленной трубке.

Прошла ещё неделя и Марина сказала, «Я взяла неделю в счёт отпуска и не оставлю тебя пока ты не уберёшь всё. От её занудности меня хватило на четыре дня и мы решили убрать скотч и посмотреть что там выпарили. Температура уже с неделю скакала от 37 до 38 градусов, но чувствовала я себя хорошо. Убрав скотч и раздвинув большие половые губы в стороны мы увидели ужасную картину. Стоял вонючий запах. Всё было усеяно дохлыми полуспревшими мухами и везде ползали маленькие и средней величины червячки. Так же какашки, которые я выдала за двадцать с лишним дней, тоже кишили червяками. Они были везде. Проникли во все имеющиеся внутренние дыры и изъели мягкие ткани половых губ и другие внутренние стенки, моего совместного с прямой кишкой, влагалища. Короче меня заживо начали есть мои собственные черви, которых я вынашивала столько дней. Мы обе испугались, потому что черви вылезали ото всюду и мы не знали что творится в кишках. Промыв всё внутри мы выгребли с полведра всякого дерьма и усевшись в ванну с раствором фурацилина и марганцовки я начала промывать все уголки внутренних половых органов. Марина всё это ещё и успевала снимать, периодически помогая мне. Когда всё было чисто, мы ещё раз осмотрели все уголки. Внутренние стенки влагалища, матки и прямой кишки были изъедены и сквозь дырки виднелись червячки уползающие внутрь живота.Это было похоже на ту объеденную корову.

Марина сильно перепугалась и позвонила издателю и мы в этот же вечер вылетели в клинику. Марина взяла с собой старые и новые касеты со съёмкой и диски с фотографиями. Нас встретили в аэропорту и сразу в операционную. Медлить было нельзя. К тому времени температура поднялась под 40 градусов и меня бросало то в жар, то в холод. Пока я была на операционном столе, Марина с хозяином издательства просмотрели наскоро все отснятые материалы и они оба были просто в ужасе от увиденного, хоть и Марина всё это снимала сама, на экране было всё по другому. Нам тогда заплатили очень хорошо, на что я могла безбедно жить лет пять.

Мне тогда, так как из за высокой температуры я не могла уже говорить ничего, удалили матку прямую кишку и большую часть тонкого кишечника, а также внутренние ткани половых губ и влагалища.Подробности окончания операции я описывать не буду, но в животе стало много свободного места. Жизненно важные органы были целы, а это было главное. Это был полный мой триумф и одновременно крах дальнейшей жизни. Я достигла всего и потеряла потом. Остались лишь одни воспоминания.

Я ни о чём не сожалею, что в конце я осталась в таком состоянии. Я воочию узнала, как едят человека черви, мухи и прочие насекомые. Я истязала свои половые органы на все сто процентов и повторила бы снова, если они бы у меня могли появиться вновь. Мне было очень приятно, что по жизни меня сопровождала моя подруга Марина и мы продолжаем встречаться. Я всёгда ей доставляю много удовольствия, хоть нам уже за пятьдесят.

Выразив всё накопившееся в душе на бумаге, мне стало легче, как будьто я всё это пережила и сразу улучьшилось самочувствие и какой то груз свалился с плеч. Может это из за неудавшейся жизни. Кто его знает. Но я сейчас чувствую себя превосходно и даже устроилась на работу. Там за мной стал ухаживать один симпатичный мужчина и теперь у меня всё хорошо. Я из того что написала, поняла одно, что мне нужно было просто высказаться и вы дорогие читатели моего рассказа, если вас что то мучит и гложет изнутри и вы не знаете что делать, просто поделитесь этим и вам намного станет легче и жизнь сразу станет прекрасней. Прошу не принимать мой рассказ за чистую правду, это просто крик души. Всего вам хорошего.





Елена Михайловна К 2007год.






Оцените этот эротический рассказ: доступно только для зарегистрированных пользователей

Выбери рассказ из своей любимой рубрики:

Вы можете стать нашим Автором и Добавить свой рассказ или историю.

Волшебное сочетание клавиш Ctrl+D и Enter, добавит этот рассказ в Закладки :)

^